Путь к сердцу мужчины…

<ТУТste.ru/wp-content/uploads/ear.jpg">Если умудренная опытом подруга скажет вам, будто путь к сердцу мужчины пролегает через его желудок, -не верьте, это неправда. Моя дражайшая половина, руководствуясь этой псевдоаксиомой, превратила нашу семейную жизнь в ад!
Поистине, блюда Ольги были произведениями высокого искусства, достойными кисти фламандцев. Я же всегда был непривередлив в еде. Мать кормила меня и отца просто и сытно, и нам было вполне достаточно щей и картошки с мясом. А «высшим пилотажем» казались блинчики, которыми она потчевала нас по воскресеньям. Может быть, поэтому на старте семейной жизни я был очарован кулинарными талантами жены, о чем имел неосторожность часто ей говорить.
События разворачивались по спирали. Чем больше я восхищался стряпней своей суженой, тем сильней ей хотелось меня поразить.
Ольга не работала, и все свободное время уходило у нее на поиски подходящих для очередного задуманного пиршества «составляющих» и на создание ошеломляющих блюд.
Когда бы я ни пришел, меня ждали стерильно прибранная квартира, стол, накрытый белоснежной скатертью, а на столе!..
А еще меня ждала… измочаленная в пух и прах, обессиленная беготней по магазинам, варкой-жаркой-уборкой распластанная на диване супруга.
Ну скажите, разве можно было при виде этой картины позволить себе взять в руки газету, расслабиться перед телевизором или просто позвонить приятелям? Единственное, что мне разрешалось — это вымыть руки, сесть за стол, есть да нахваливать.
Кто-то может подумать, будто супруга обожала застолья и вечеринки — и глубоко ошибется. Вовсе нет! Она желала откармливать только меня, как-то незаметно отвадив некогда многочисленных друзей. Это была прямо-таки изощренная форма садизма — готовить какое-то неимоверное количество блюд и заставлять пробовать каждое! Усевшись напротив, жена пристально наблюдала за процессом дегустации. И если ей вдруг казалось, что я не проявляю должного энтузиазма…
Наученный горьким опытом, я знал, что за этим последует! Смысл бурных сцен сводился к следующему: раз я сыт, значит, питаюсь где-то на стороне, значит, не люблю ее, значит, у меня куча любовниц и т. д. и т. п.
Я, бывший спортсмен-разрядник, после таких «нокаутов» ложился в постель не с женой, а с валерьянкой. А во сне меня душили ночные кошмары. Бараньи купаты, оживая, сдавливали горло, в глотку лезли неимоверной величины пирожные, я тонул в салатах и студнях, захлебывался йогуртами и муссами, а наутро вставал разбитый.
Я не раз намекал своей суженой: «Быть может, тебе все это наскучило и надо устроить тебя на работу?» «По-твоему, то, что я делаю, не работа?!» — оскорбленно восклицала она, зная, что материально мы обеспечены неплохо.
Увы, в конце концов наше общение свелось к обсуждению меню и совместным походам на рынок.
…Когда-то я увлекался горными лыжами. И вот однажды, не выдержав больше такой жизни, я решил взять тайм-аут и попросился пожить у приятеля на даче, которая находилась неподалеку от горнолыжного курорта Коробицино под Петербургом. А Ольге сказал, что уезжаю в срочную командировку.
Определенно, это было знамениесвыше. Налыжной базе я встретил свое спасение. Поначалу это казалось обычным курортным романом. Мы попали к одному инструктору, встречались в одних и тех же местах, на одних и тех же маршрутах, дурачились, валялись в снегу… Наконец, забыв про
11 Дача и дачники
гору, уехали в Питер и сняли номер в гостинице.
Стоял март, в воздухе уже ощутимо пахло весной. Мы бродили по уютным улочкам, кормили голубей на Дворцовой площади и в садике у Адмиралтейства и говорили, говорили, говорили, точно нас выпустили из тюремных «одиночек»! И я, и Людмила поражались тому, что понимаем друг друга не то что с полуслова -достаточно было жеста, взгляда, прикосновения.
Две недели пролетели как миг. Прежняя жизнь показалась дурным сном. С одним дорожным чемоданчиком я пришел в дом Людмилы, которая оказалась тоже москвичкой, оставив «бывшей» квартиру со всем добром. А ведь Ольга до сих пор уверена в том, что ковала семейное счастье…
Сперва мне не верилось, будто «питерский» вариант возможен в повседневной жизни. Я жутко боялся серости быта, того, что все пойдет по прежнему кругу. Как же я был не прав!
…Нашему сыну стукнуло пять лет. Мы все так же обожаем горные лыжи, а раз в году весной стараемся выбраться в Петербург, теперь уже втроем.
Бывает, дома — хоть шаром покати, тогда выручает бабушка: приходит нянчиться с внуком и, как меня в детстве, балует его вкус-нющими блинчиками.

На заметку: <ТУТste.ru/2011/01/29/ego-byvshaya-vsego-lish-byvshaya/">Его бывшая – всего лишь бывшая

Добавить комментарий