Подарок судьбы

Когда ранним октябрьским утром резкий звонок в дверь вырвал меня из бъятий Морфея и поволок в прихожую, я еще не знала, что это сама спасительница-судьба в образе Линки ломилась в двери и вопила:
— Ты что, спишь, что ли? Открывай скорее! Посмотри, что я тебе принесла!
Я открыла дверь и едва не была сбита с ног ураганом, именуемым в нашей семье Ангелиной и являюшимся одновременно моей двоюродной сестрой, лучшей подругой и стихийным бедствием.
<ТУТste.ru/wp-content/uploads/20027294_bld11209413.jpg">Не снимая куртки, сестрица устремилась мимо меня в гостиную, прижимая к груди сверток. Небрежно отодвинув локтем журналы, которые я просматривала вечером, она пошуршала чем-то и отошла в сторону, проговорив:
— Вот! Это чтобы тебе не было одиноко после развода. Говорят, животные хорошо снимают стрессы…
На столе, покачиваясь и тараща глупые глазки, сидел крошечный котенок неопределенного цвета. Сфокусировав на мне взгляд, существо жалобно пискнуло.
— Это еще что? — ошеломленная увиденным, выдавила я.
— Всего лишь котеночек,
— засуетилась сестрица, почуяв неладное, — мы его искупаем, и он станет очень симпатичным, вот увидишь!
— Извини, дорогая, но у меня нет ни малейшего желания брать на себя такую обузу. Так что забирай свое сокровище и неси туда, где взяла, — сурово сказала я.
— Ну и ладно, ну и пусть,— обиделась Линка, — не думала я, что у меня такая бессердечная сестра! Успокойся, мы с Бисмарком уходим.
— С кем? — изумилась я.
— С Бисмарком, — гордо ответила сестра, — я так его назвала, а имя определяет характер…
Она не успела закончить фразу, потому что я закатилась смехом:
— Это же надо такое придумать! Бедный Железный канцлер! Видел бы он, КОГО назвали в его честь, сам поменял бы имя! Бисмарк!
— И ничего смешного! — обиделась Линка. —- Просто я о нем читала и мне канцлер очень понравился! Не волнуйся, мы с Бисей от тебя сейчас уйдем.
— Господи, Линка, ты меня уморишь, — вытирая выступившие от смеха слезы, еле выговорила я, — а Бися — это что?
— Это л. нательное от Бисмарк, —сурово сказала поклонница канцлера, — и нечего ржать, как сумасшедшая. Короче, Склифо-совский, берешь малыша?
— Куда ж денешься, — хмыкнула я, — не могу же я самого Бисмарка выставить на улицу!
Котенок быстро обжился на новом месте и привнес в мою жизнь массу положительных эмоций. Забавно было наблюдать, как, изображая из себя страшного хищника, он вылетал из засады и, повиснув, как мартышка, на перекладине стула, свесив вниз голову и упираясь хвостиком в сиденье стула, самозабвенно лупил передней лапкой побантикам, шарикам и мышкам, а изобилии развешанным повсюду.
Вообще, надо сказать, хлопот у меня с ним практически не было. Малыш быстро приучился к лотку, не рвал газеты и журналы, и вообще, вел себя, как подобает интеллигентному коту. Отзывался он только на полное имя Бисмарк, игнорируя всякие зазывания типа «кис-кис», которыми пыталась приманивать его Линка.
<ТУТste.ru/wp-content/uploads/20027294_bld11209412.jpg">Внешность у этого подарка судьбы была весьма специфическая: голубое длинное тело с плоской змеиной головой, большими ушами и огромными, как у лемура, глазами странного серебристого цвета.
Время шло, и вскоре мой питомец превратился в огромного котяру с внешностью ужастика и замашками принца крови.
Ума он был необычайного, и его поведение часто ставило меня в тупик.
Во-первых, он умел говорить. Диапазон звуков, которые издавал кот, был очень богат и варьировался от нежного воркования до недовольного квохтанья и возмущенного оханья. О том, что он умеет еще и ругаться, я узнала, впервые оставив его одного на попечение своей сестрицы, когда уезжала в Крым на три недели. Когда я вернулась, Бисмарк встретил меня в прихожей, минут пять гневно вопил с совершенно человеческими интонациями и, развернувшись, ушел в свой домик. Там он пролежал спиной ко мне двое суток, пока я не догадалась попросить прощения. Выслушав мои извинения, оскорбленное создание сменило гнев на милость, после чего провисело целый вечер на моем плече, притворяясь горжеткой и испытывая чувство полной гармонии с собой и миром.
Словом, удивлял он меня постоянно. Это был по поведению скорее пес, чем кот. Когда ко мне приходили гости, он выходил, обнюхивал их ноги и уходил. Фамильярности Бисмарк не терпел: когда его пытались приласкать, он отстранялся и шипел, как змея, производя неизгладимое впечатление на окружающих.
Не знаю, каким образом он отличал мужчин от женщин в брюках, но относился к ним настороженно, и ни к одному моему приятелю никогда не подходил близко.
<ТУТste.ru/wp-content/uploads/i306.jpeg">Впервые мой котик вышел на пленэр, когда ему было полтора года. Тетушка пригласила меня на дачу, и я взяла с собой Бисмарка. Никогда не забуду, как мы с Линкой икали от смеха, глядя, как кот шарахается от бабочек и боится наступать на траву, чувствуя себя уверенно только на мощенных плиткой дорожках! Зря смеялись, как выяснилось. Через сутки наш городской житель не только полностью освоился на новом месте, но и выиграл свой первый бой за дележ территории, сойдясь в смертельной схватке с соседским персом. Волнуясь за своего питомца, я выскочила, чтобы разнять бойцов, но орущий клубок смерчем пронесся по клумбам, сметая все на своем пути, и укатился в неизвестном направлении.
…Вернулся Бисмарк через час, весь в крови, с ушами, изодранными в бахрому. Подпрыгивая от возбуждения, шипя, охая ж причитая, он рассказал мне о том, что произошло. Поделившись впечатлениями, снова нырнул в темноту, а я спокойно отправилась спать, убедившись, что в теле моего изнеженного кота живет душа японского самурая.
В то лето на даче он жил очень насыщенной
жизнью: днем гонял соседских котов и собак, а по ночам орал свои победные песни, вынуждая мою бедную тетушку кидать в него тапки.
Квартира, в которую я переехала год спустя, находилась в частном секторе, и котов там было превеликое множество. В течение первых трех дней кошачий ор во дворе не смолкал ни на минуту. Вначале Бисмарк разогнал всех местных котов, потом пошел по близлежащим домам, позже его осипший вой я слышала на соседних улицах. Он отсутствовал по двое-трое суток, осваивая новое жизненное пространство. Через месяц все было кончено. Ни один кот не осмеливался больше показаться на видимом расстоянии, и напрасно сидел в засаде мой любимец, выглядывая противника: все обходили наш дом за квартал.
«Вот уж действительно: имя определяет характер»,— думала я иногда, поглядывая на заскучавшего вояку, лениво вылизывающего себя на подоконнике. Куда девался его холеный вид! Заматеревший, весь в шрамах, с запавшим веком и изодранными ушами котяра мало напоминал то изнеженное существо, которое впервые выпустили на травку два года назад.
Неподалеку от нашего дома находился небольшой парк, где я любила гулять по субботам. Бисмарк всегда составлял мне компанию. Встречные прохожие не могли удержаться от смеха, глядя, как огромный черный кот, задрав хвост, шествует передо мной, изредка оборачиваясь. Иногда он нырял в кусты по своим делам, но вскоре возвращался на свое место.
В одну из таких прогулок, когда я наклонилась, чтобы его приласкать, сидевший на скамейке мужчина неожиданно опустил газету и проговорил:
— Какой у Вас потрясающий кот! Давно хотел это сказать, да все не представлялось возможности. А тут вы так удачно остановились напротив, что я не удержался. Вы, уж, извините.
Я подняла голову, чтобы посмотреть на того, кто произнес эти слова. Чуть выше среднего роста, широкоплечий, с резкими чертами лица, которые смягчала затаенная улыбка, он был очень привлекателен. Легко поднявшись, мужчина подошел ко мне.
— Разрешите представиться: Максим. В вашем городе живу недавно, переехал из Казахстана. Друзьями еще не обзавелся, хотя один, кажется, уже есть.
С этими словами он наклонился к Бисмарку, чтобы его погладить. И только я открыла рот, чтобы сказать Максиму, что тот не терпит фамильярг^сти, как вдруг произошлс, невероятное: мой неприступный кот ласково боднул плечом нового знакомого и замурлыкал под его рукой.
Выпрямившись, Максим посмотрел на мое изумленное лицо и засмеялся:
— Не удивляйтесь. Знаю, что Ваш кот никого к себе не подпускает, но меня животные любят, я слово петушиное знаю.
Мы посмотрели друг на друга и расхохотались. Довольный Бисмарк пошел вперед, и нам ничего не оставалось, как последовать за ним. Увлекшись беседой, мы не заметили, как стемнело, и Максим пошел меня провожать. Еще немного поболтав, мы разошлись, договорившись встретиться в парке в следующую субботу.
С тех пор прошел месяц. Мы встречались с Максом так часто, насколько это было возможно, но по субботам обязательно гуляли с Бисмарком в парке.
В этот раз я пришла несколько раньше обычного — погода стояла прекрасная и сидеть дома не хотелось. Задумавшись, я незаметно для себя оказалась у холма, где выгуливали своих питомцев хозяева собак.
Пару недель назад там появились новые персонажи: нестарый еще мужчина небольшого роста и огромный кавказец, совершенно неуправляемый. Хозяин часто спускал кобеля с поводка, и здоровенная псина бегала по парку без намордника, заставляя прохожих замирать в ужасе.
Я очнулась лишь тогда, когда услышала громкие крики. Посмотрев туда, откуда они доносились, увидела жуткую картину: разъяренный побоями хозяина, кавказец сорвался с поводка и понесся в мою сторону, готовый разорвать первого, кто попадется ему на пути. А первой была я…
Не в силах сдвинуться с места, я стояла и смотрела, как на меня стремительно
надвигается лохматая смерть. И вдруг слева от меня из кустов пушечным ядром вылетел черный комок. Это был Бисмарк. Ут-робно воя, он повис на кавказце, раздирая ему морду задними лапами. Опешивший от неожиданности и боли пес резко затормозил и сел на землю. Дико мотая головой, он пытался скинуть кота, но тот, закаленный боями, вцепился мертвой хваткой. Подоспевший хозяин ухватил скулившего пса за ошейник, а я, сама не помня как, оторвала Бисмарка от противника и прижала к себе. Глухо урча и вздыбливая шерсть, он продолжал куда-то рваться… Мой ласковый и нежный кот… Железный канцлер, спасший мне жизнь… Расталкивая собравшуюся толпу, подбежал Максим. Бледный от пережитого волнения, он прижал меня к груди и замер, не обращая ни на кого внимания. Сколько бы мы так простояли ~ не знаю, но успокоившийся за это время Бисмарк, извернувшись, спрыгнул на тротуар и с чувством исполненного долга стал приводить себя в порядок. Продолжая меня обнимать, Макс прошептал:
— Знаешь, когда я услышал вой Бисмарка, собачий рык и вопли людей, я чуть не умер от страха за тебя и понял: чтобы быть за тебя спокойным, нам нужно жить вместе. Как ты смотришь на то, чтобы выйти за меня замуж?
Я подняла голову и, заглянув в его глаза, спросила:
— А ты усыновишь моего кота?

Добавить комментарий