Сказка в повседневной жизни

Мне грех жаловаться: любящий муж, чудесные дети-близнецы, престижная работа… «Ну чего тебе еще надо? — удивлялись подруги и порой даже упрекали: — С жиру бесишься!» А мне наскучила предсказуемость каждого дня. Так хотелось фейерверка эмоций и праздника…
У меня все хорошо. Любящий муж — системный администратор в строительной фирме. Дети — двое симпатичных второклассников-близнецов. Сама работаю главным бухгалтером в солидной фирме. Как говориться, жизнь удалась. Но все-таки чего-то не хватает. Последнее время, глядя в экран новехонького телевизора, я все чаще хочу плакать. Отчего? Наверное, оттого, что миллион благоухающих роз подарили кому-то другому, корабль с трепещущими на ветру алыми парусами пришвартовался не в моей гавани и принц на белом коне вызволил из заколдованной темницы вовсе не меня. Хочется сказки. А повседневная жизнь дарит, увы, лишь невзрачную обыденность.
<ТУТste.ru/wp-content/uploads/getImage14.jpeg">С такими мыслями я вышла вечером из офиса и не торопясь подошла к покосившейся остановке. Ветер бросался холодными дождевыми каплями, раздраженные пассажиры сетовали на сломавшуюся маршрутку. Мерзнуть не хотелось. «Не поймать ли машину?» — подумала я и подняла руку. Тут же возле меня остановилась серебристая «Лада».
— До метро подбросите? — Я невольно обратила внимание на красивые темно-карие глаза водителя.
— Конечно! — Он убрал с переднего сиденья пачку каких-то буклетов. — Присаживайтесь.
Из колонок тихо звучал старый, до боли знакомый вальс. В салоне витал тонкий аромат хвои.
— Скажите, вы счастливы? — в его голосе звучала легкая тоска.
— Наверное, да, — со вздохом ответила я, почему-то не удивившись столь откровенному вопросу. — Ничего плохого не происходит — уже хорошо. А вы? — Я посмотрела на его профиль.
— Кажется, должен бы быть, но… — притормозив на светофоре, он повернулся в мою сторону. — Знаете, у меня все прекрасно. Жена —- филолог, кандидат наук. Дочь — старшеклассница, красавица. У самого дела идут неплохо -работаю ведущим инженером в электромонтажной компании. Но… Как подумаю порой, что юных принцесс от кровожадных драконов спасли другие, подвески французской королеве уже не нужны, а на строительство висячих садов я капитала не накопил, становится грустно. Вот вы смотрите, наверное, идумаете: «Эх, мне бы его проблемы…» Я онемела от сходства наших мыслей и потому ничего не ответила, но мгновенно почувствовала расположение к незнакомцу. Он предложил подвезти меня до самого дома.
— Мне почему-то кажется, что вам в жизни тоже не хватает праздника. Я прав? — спросил он, удерживая меня за руку. — Подарим друг другу один счастливый день! Я не предлагаю вам изменять мужу. Просто приятно проведем время. Согласны? Тогда отпроситесь завтра с обеда, я за вами заеду…
<ТУТste.ru/wp-content/uploads/9233.jpg">Утром я проснулась от стука собственного сердца. Завтрак, школьный двор, дорога на работу — все промчалось как один миг: я жила ожиданием полудня. И вот наконец он наступил. Я поправила перед зеркалом сияющий макияж, одернула облегающее платье, набросила на плечи длинный золотистый плащ и выбежала к остановке.
— Боялся, что вы не придете, — он протянул огромный букет роз. — Прошу садиться! — и он указал на белый кабриолет, припаркованный на стоянке.
— Ваш?!- не в силах скрыть восхищения, выдохнула я.
— На сегодня — да.
Цветы колючей охапкой упали на заднее сиденье. Мы помчались по городу, словно одурманенные горьковатым привкусом предстоящей авантюры.
— Хотите пообедать на корабле? Один старый сухогруз готов принять нас в свои пропахшие рекой объятия.
Оставив машину на набережной, мы сбежали по гранитным ступеням к реке. На барже, палуба которой еще хранила следы песка, был сервирован столик на двоих, стояли плетеные кресла и суетился вышколенный официант.
— Арендовали для меня корабль! — Теперь я говорила уверенно, ни минуты не сомневаясь в том, что заслуживаю дорогих сюрпризов.
— Да. Вы любите средиземноморскую кухню? Я решил выбрать именно ее. А скрипач будет развлекать нас своими мелодиями. — <ТУТste.ru/wp-content/uploads/490918ae7254.jpg">Мой спутник улыбнулся и помог взойти на борт.
Вино плескалось в высоких хрустальных бокалах янтарными отблесками. Благоухая пряностями, томилась в винном соусе нежная рыба. Скрипка плакала от счастья, наигрывая романцеро любви. А сухогруз медленно плыл, оставляя позади суетливые городские кварталы, увозя нас к природе, в сторону песчаных берегов, лесных обрывов и высоких зарослей камыша.
Мы так и не представились друг другу, хотя это совершенно не мешало мне общаться с моим кавалером.
— Разрешите пригласить вас на танец? — и он дал знак скрипачу, заигравшему головокружительный вальс.
— А куда мы плывем? — спросила я, дотрагиваясь до его теплой ладони.
— В сказку, которой нам так не хватает… — Партнер закружил меня еще быстрее, еще стремительнее.
Мы кружились в такт ускоряющемуся венскому вальсу, пока не устали, Потом, упиваясь легким бризом и неожиданно голубым для осени небом, наслаждались сливочным десертом, пахнущим ванилью и детством.
Спустя полтора часа мы прибыли к месту и сошли на берег.
— Пройдемся немного? — спросил он, взяв меня под руку. — Здесь неподалеку есть заброшенная усадьба XVIII века — бывшие владения какого-то графа. Хотите посмотреть?
Мы поднялись на заросший жухлыми травами холм и свернули в молчаливую рощу. В прозрачном воздухе плыли невесомые паутинки, откуда-то долетал еле ощутимый запах костра. За живой изгородью боярышника просматривались облупившиеся желтые стены и белые колонны дворянского особняка.
Оторвав от оконных ставен занозистую доску, мы проникли в дом. Эхо неспешных шагов звенело в анфиладах комнат. На стенах виднелись квадраты и овалы висевших некогда портретов. От былой роскоши не осталось следа, о ней не напоминал ни единый предмет. Только в тупике анфилады виднелось огромное зеркало, потрескавшееся и замутненное временем.
— Вы случайно не знаете их? — мой спутник показал на отражения, смотревшие на нас из серебряных глубин.
— Нет, — я отрицательно покачала головой. — А вы?
— Они не хотят, чтобы мы их узнали. — Он стремительно обнял меня.
— Но… — я попыталась сопротивляться, пугаясь собственных желаний.
Он уверял:
— Это же не мы, а наши отражения сошли с ума! — И он зашептал: — Один невинный поцелуй… Разве это грех?
<ТУТste.ru/wp-content/uploads/490918ae72541.jpg">Кто сказал: «Запретный плод сладок»? Теперь я точно знаю, каков он на вкус — терпкий и пьянящий, слегка горьковатый и дерзкий. Мы целовались долго и нежно, позабыв обо всем на свете. Обнимались так крепко, что слышали взволнованный стук наших сердец. За несколько минут мы пережили чувство, похожее на великую любовь, скрытую от посторонних глаз, неведомую никому, кроме нас двоих.
Старая баржа дала долгий призывный гудок. Нам предстоял обратный путь. Мы согревались горячим капуччино, ели шоколадные бисквиты и яблочное суфле. На набережной нас дожидался белый кабриолет.
— Как жалко розы, — вздохнула я, глядя на нераскрывшиеся бутоны. — Я не могу принести их домой.
— Их бенефис окончен. Они ведь произвели на вас впечатление? И отлично! — Он взмахнул рукой, и цветы перелетели за парапет.
Я облокотилась на витой чугунный бордюр и долго смотрела, как плыли по по воде роскошные нежные цветы.
Розовые лепестки давно скрылись из виду, уплыли вниз по реке, в сторону заката, а мы все смотрели им вслед…
— Конец рабочего дня, — с грустью сказалая, поднимая воротник плаща. — Мне надо бежать. Кроме меня, никто не встретит детей из школы. Спасибо за…
Он приложил пален к моим губам и, обняв меня в последний раз, шепнул:
— Тсс! Какие могут быть благодарности. Зато теперь мы оба знаем, как выглядит сказка. Не волнуйтесь, сейчас я отвезу вас домой, не спрошу вашего имени, телефона и не посмею разрушить вашу семейную жизнь. Мне теперь есть что вспоминать. Вот увидите, с сегодняшнего дня серые будни станут для вас чугочку красочнее… У вас глаза сейчас светятся от радости. Я счастлив, что могу считать это своей заслугой.
Мы попрощались недалеко от моего подъезда. Я махнула ему на прощание рукой и унесла в сердце тихое чувство благодарности за эту почти фантастическую историю.
Теперь я уже никогда не буду плакать, глядя в экран телевизора, не стану горько вздыхать над страницами любовных романов… Потому что однажды в моей жизни была огромная охапка колких, пахнущих любовью роз, роскошный обед на палубе корабля, рыдающая от счастья скрипка и бесконечный поцелуй, отраженный в великолепии старинного зеркала.
Прошло полтора года. Я жила своей обычной счастливо-скучной жизнью. А тот сказочный осенний день согревал меня приятными воспоминаниями.
<ТУТste.ru/wp-content/uploads/490918ae72542.jpg">Как-то друзья пригласили нас с мужем на премьеру кинофильма. Перед просмотром к зрителям вышел режиссер и рассказал об истории создания своей картины.
— Однажды, — говорил он увлеченно, — я катастрофически опаздывал на съемку. Настроение было отвратительное: творческий кризис, нехватка идей. Казалось, не будет никакого просвета. Проголосовав на дороге, я сел в машину и стал жаловаться водителю на горькую судьбу. Он внимательно выслушал, а после рассказал мне эту трогательную историю, которая и легла в основу сюжета. По просьбе этого мужчины, пожелавшего остаться неизвестным, картина начинается с его слов.
И режиссер откланялся, пожелав всем хорошего просмотра. В зале медленно погас свет. Начался фильм. Под красивую музыку венского вальса на экране появились слова: «Чтобы стать по-настоящему счастливым, иногда нужна смелость. Не бойтесь подарить себе каплю романтики. И тогда солнце засияет ярче». А потом я увидела экранизацию своей собственной истории, произошедшей с главным героем. Там был и кабриолет, как оказалось, одоленный знакомым автослесарем, были зы, срезанные у родителей в дачной теплице. Повар, переодетый в официанта, раньше готовил обед на списанном сухогрузе, а музыку виртуозно исполнял на скрипке студент музыкального училища. Но — удивительно! — разоблачения закулисных секретов того праздника меня ничуть не разочаровали.
Я смотрела на экран сквозь пелену слез и улыбалась своей тайне. Звучал венский вальс, а в такт с ним билось и мое сердце, познавшее однажды счастье волшебной сказки.

Добавить комментарий