Особенности семьи

Через 50 лет семья как институт прекратит свое существование, пугают нас социологи. Мы с этим не согласны — как же мы без нее?! В наших силах обрести и сохранить на долгие годы семейное счастье. Узнайте, как это сделать. И как, собственно, все началось…
<ТУТste.ru/wp-content/uploads/photo5.jpg">Сплочению первобытных людей разного пола способствовало… совместное потребление пищи. Сельского хозяйства еще не существовало, индивидуальная охота являлась слишком хлопотным делом, да и отби ваться от всех подряд (хищн иков и других человекообразных) в одиночку тоже было нелегко. А обжаренное женщинами на костре мясо выходило вкуснее сырого. Короче, жить сообща оказалось всем веселее и удобнее, поэтому объединение в праобщину было неизбежно.

Первобытно-общинная пока еще не семья, или Жилищный вопрос в эпоху палеолита
<ТУТste.ru/wp-content/uploads/photo6.jpg">С мифом о том, что у каждой первобытной пары была отдельная пещера, давно пора покончить. Как многие наши современники ютятся в коммуналках и малогабаритных квартирках, так и наши древние предки проживали совместно, имея на каждого максимум по 1,5 квадратного метра, выдолбленного в скальной породе.
Состав «семьи» на территории практически всей Европы, судя по захоронениям, был почти одинаков: на 20 детей (детская смертность тогда была высокой) 8 женщин и 3 мужчин — остальные могли сложить головы где-то далеко от родной пещеры или быть захоронены отдельно, как «чужаки». Сомнений нет, хозяйничали в таких «семьях» женщины. На это указывают многочисленные наскальные изображения именнородоначальницпраобщин. А вот с половыми взаимоотношениями сложнее. Некоторые ученые, например, на полном серьезе считают, что пещерный мужчина мог придерживаться моногамии, то есть участвовать в детопроизводстве только с одной определенной женщиной. Едва ли можно ждать такого самоконтроля и сознательной верности от дикаря, если даже щдеко не каждый современный мужчина при наличии всяких социальных заморочек и ограничений в виде печати в паспорте, например, на такое способен. Во всяком  случае, не всегда и не каждый. Так где же  первобытному самцу, у которого в пещере  ходит с десяток полуголых неандерталок (а за пределами еще больше), было набраться такой силы воли, чтобы их игнорировать? Скорее уж правы те, кто настаивает на промискуитете — половых отношениях без установления постоянных связей между мужчинами и женщинами. Короче, кто попало и с кем угодно. Сегодня звучит как описание жаркой сцены из порнофильма, а тогда было обычной практикой. Если связи случались на стороне, с партнершей из другой родовой общины, то в биологическом и историческом отношении это вело к прогрессу, помогало избегать инцеста, когда в половую связь вступали близкие родственники (отец и дочь, дядя и племянница, брат и сестра). Ведь от инцестных отношений рождались неполноценные и нежизнеспособные дети, и в результате небольшая популяция вполне могла вымереть. А связь на стороне гарантировала появление на свет здорового потомства, количественное и качественное продолжение рода. Увы, приходится признать: самим своим существованием человечество обязано мужскому жизнеутверждающему стремлению ходить налево и древним женщинам, которые не боялись рожать от чужака, налетчика или буквально первого встречного. Из этого безобразия в конечном счете и выросла современная семья.
Со временем сексуальность приматов была поставлена под контроль. Община и так теряла много мужчин на охоте и в столкновениях с представителями сильной половины других родов, поэтому нести потери внутри семьи из-за того, что женщину не поделили, что случалось нередко, было просто глупо. Поэтому и появились некие традиционные механизмы закрепления ряда женщин за определенными мужчинами. Упорядоченность секса укрепила общину. Созрела идея родства (нужно защищать, оберегать и заботиться друг о друге, как о родных), закрепилась мысль о непристойности брака и сношений между близкими родственниками. Появились четкие правила общежития, обязательные для всех членов коллектива, и четкая фиксация перехода из одной возрастной категории в другую — к детям предъявлялись одни требования, ко взрослым другие.
Конечно, это была не идеальная семья и, строго говоря, вообще еще не семья.

Примитивный групповой брак на стадии сексуального коммунизма
<ТУТste.ru/wp-content/uploads/photo7.jpg">Звучит пикантно, и это примерно то, о чем вы подумали. Постепенно община трансформировалась в род, полностью запрещающий половые отношения внутри себя. Это было что-то вроде колхоза, где все трудились на общее благо, а собственность была только коллективной. Однако секс и дети были необходимы, поэтому вошли «в моду» дуально-родовые браки. Проще говоря, в брак вступали не два человека, а сразу два отдельных рода для постоянного взаимобрачного взаимодействия. В некоторых случаях это означало, что женщина из одного рода могла спать с любыми мужчинами из другого рода и наоборот.
Свидетельством тому служат ритуалы, которые сохранились у некоторых народов, например, приглашенные на свадьбу гости (друзья и родные жениха) предъявляли свои права, унаследованные из древних времен на невесту и тут же получали их. Жених оказывался в очереди последним. У других народов какое-нибудь «должностное лицо» (шаман, жрец, кассик, предводитель рода…) пользовались по отношению к невесте правом первой ночи — это тоже пережиток группового брака. Вплоть до XIX века примерно в сорока североамериканских племенах мужчина, вступающий в брак со старшей сестрой, имел право взять в жены также и всех ее сестер, как только они достигали определенного возраста. Как когда-то в групповом браке существовала общность мужей для группы сестер. Впрочем, некоторые историки настаивают на том, что все было несколько целомудреннее, а половые контакты были все-таки упорядоченными. То есть для каждого конкретного мужчины одного рода указывалась группа лиц женского пола другого рода, внутри которого он и должен был найти себе партнершу. То есть было право выбора, что весьма прогрессивно. Если избранная особа отказывалась вступатьс ним в половую связь, ее никто не мог к этому принудить. Наконец, если через какое-то время партнеры надоедали друг другу, пара распадалась безо всяких претензий (перетасовка пар была постоянной — это правда), то есть в современном понимании это был развод по обоюдному желанию. Или пожеланию одной из сторон. Только без раздела имущества, так как ничего общего в те далекие времена у «супругов» не было (ни скарба, ни жилья), и даже их дети не принадлежали ни отцу, ни матери, а являлись собственностью рода, из которого произошла их мать, в знак чего каждому родившемуся выдавался особый знак — тотем этого рода.
А как экзотичны были секс-туры к своим «половинкам»! Ведь один род, как правило, жил на значительном расстоянии от другого, с которым имел «брачный договор». К тому же половые контакты должны были осуществляться непременно вне селения. Например, в Индонезии интимное общение супругов разрешалось только на рисовых полях, а на Соломоновых островах, в Новых Каледонии и Гвинее партнеры совокуплялись исключительно в лесу.
Можно утверждать, что брак в те далекие времена существовал лишь для секса —сегодня звучит как очень смелая эротическая фантазия, общность интересов пары ограничивалась только половыми отношениями. Партнеры никогда не ели вместе, у них не было никаких общих дел, они не имели обязанности помогать друг другу. А когда нет ни прав, ни обязанностей, нет и никаких сфер столкновения «супружеских амбиций», которых не выдерживают нынешние браки — даже поругаться не из-за чего. Жена не стирает шкуры мужа, он не приносит ей зарплату в виде охотничьих трофеев… — полная автономия. А дети сразу попадают в «ясли», где их опекает целый женский коллектив данного рода.
Время показало, что дуально-родовой брак хоть и предоставлял свободу выбора партнера, но из очень узкого круга лиц. Это как если бы сейчас вам сказали, что вы можете выбрать себе жениха только в соседнем офисе, а там, как на грех, нет никого в вашем вкусе. Вот если бы расширить границы на этаж или на все офисное здание, то там бы вы подобрали что-то подходящее. По такому же принципу дуально-родовой брак трансформировался в дуально-фрат-риальный. Фратрия — это совокупность множества родов, и выбрать себе партнера теперь можно в любом из них, далеком или живущим по соседству, многочисленном или небольшом. Больше ограниченность выбора не мешала ни половому отбору, ни эволюции человека — между собой стали скрещиваться гены, которые прежде едва ли смогли бы встретиться.
Ачтобы не ходить за «супружеским» сексом далеко, было решено территориально сблизиться. Несколько становищ стали группироваться вокруг одного центра и по прошествии значительного количества времени все же слились в единое целое, впрочем с четкими линиями родовых границ. Но шли века, и брачно-групповое регулирование изживало себя.

Мужчина и женщина: парная семья в сложный период острого дефицита партнеров
<ТУТste.ru/wp-content/uploads/photo8.jpg">К созданию «единой и неделимой ячейки общества», состоящей из одного мужчины и одной женщины, привело несколько существенных факторов.
Во-первых, после того как в качестве претендентов на брачное сожительство были исключены все близкие и дальние родственники, а также свойственники и седьмая вода на киселе, стало совершенно не ясно, где искать жен и мужей. Наметился дефицит партнеров. Особенно забеспокоились по этому поводу мужчины, у которых прежде не было недостатка в женщинах. Теперь им, чтобы угол ить свой сексуальный голод и самое главное — продолжить себя, приходилось завоевывать, воровать и покупать женщин. А то, что достается такими усилиями, уже хочется присвоить себе раз и навсегда, на законных основаниях.
Во-вторых, у мужчин с ходом эволюции наконец проснулись отцовские чувства, точнее, так называемые эгоистические гены, побуждающие нас заботиться о благосостоянии своего «генного хозяйства» и, следовательно, о тех, кто обладает таким же набором ДНК. Нет, не то, чтобы им захотелось нянчить младенцев, просто до ужаса стало интересно, кто из этих шустрых малышей, играющих у костра зубами не так уж и давно вымершего тиранозавра, их собственный. Наверняка вон тот симпатичный резвый крепыш, размахивающий палкой, а не хлюпик, которого крепыш загнал на баобаб, тешил свое самолюбие древний представитель сильного пола. А парная семья — это единственный более-менее верный способ для мужчины знать, что именно он является отцом ребенка.
В-третьих, наличие наследников стало необходимо для того, чтобы было кому оставить нажитое непосильным трудом и добытое в честном бою, а заодно отнятое у более слабых. Обзаведясь имуществом, мужчины стали задумываться о том, в чьи руки вся эта движимость и недвижимость попадет после их смерти. Еще больше по этому поводу беспокоились женщины, поскольку им, согласно законам того времени, по наследству оставались только дети, а имущество супруга уплывало на сторону, кего ближайшим сородичам, т.е. братьям, сестрам и племянникам (сегодня они, по счастью, наследники второй очереди). Ведь дети умершего принадлежали не к его роду, акроду своей матери. Женщины решили гоменить традиционный порядок в пользу своих детей, то есть пожертвовать ради потомства своим высоким положением и материнским правом. И оно было отменено—так появилось определение происхождения по мужской и право наследования по отцовской линии. Произошел настоящий переворот в истории, сбросивший женщину строна (по сути дела, мы сами себя сбросили). «Ниспровержение материнского права было всемирно-историческим поражением женского пола», — справедливо утверждал Ф. Энгельс. Теперь жена была отдана под безусловную власть мужа, и если он убивал ее, продавал в рабство или навеки ссылал в монастырь, то только лишь осуществлял свое право. А вообще, с появлением частной собственности семья не только стала парной, но и прочно встала на коммерческие рельсы. Супружество как торговая сделка — самый распространенный вид брака на протяжении веков. И в качестве товара в этом выгодном деле выступали не только земли, дома, хозяйственная утварь, но и женщины — участницы сделки. <ТУТste.ru/wp-content/uploads/photo9.jpg">В эпоху Средневековья во франкских племенах поощрялась купля-продажа невест, а на Востоке по схеме: жениху невеста, ее родителям калым — женятся и по сию пору. Только теперь, как правило, спрашивают согласия невесты — в прежние века ее мнение никого не интересовало.
Именно из парной семьи возникла семья моногамная. Впрочем, моногамия в ту пору— чистая формальностьдля мужчин, которые и не собирались отказываться от своей половой свободы, а для женщин — единственный способ выжить и не выпасть из общества. И хотя женатый мужч ина все равно оставался в более выгодном положении вплоть до XX века, женщины стремились замуж со страшной силой. Они настойчиво хотели утратить свою свободу, фамилию и девственность под флагом законного брака, который со всеми его недостатками был единственной формой пристойного существования в обществе.

Добавить комментарий