Любишь — женись

Когда однажды ночью впервые после 18-месячного совместного проживания под одной крышей Он прошептал «люблю», я впала в ступор и только лишь по этой причине не смогла переспросить: «Что ты сказал?! Повтори! Громче!»
Да что там переспросить, хотелось позвать участкового и двух <ТУТste.ru/wp-content/uploads/dd48.jpg">понятых, чтобы всё оформили честь по чести: «Итак, гражданин Д, признаёте, что такого-то числа, такого-то месяца сказали данной гражданочке «люблю»?» Ещё можно в свидетели родственников позвать, которые «достали» уже. Сестру двоюродную Аллочку, имеющую, в анамнезе лёгкое косоглазие и несовершеннолетнего хулигана Стёпку, и, тем не менее, отметившуюся у алтаря. Что даёт ей теперь полное моральное право ехидно интересоваться при каждой встрече: «Как ты, милая? Все в том же статусе?» Дядю Васю, б-о-о-льшого шутника: «Что, Варька, не сбежал ещё твой кавалер? Ой, гляди, поматросит тебя да бросит. Сразу видно — человек ненадёжный, даже в армии не служил». Маму, которая уверена, что её дочь бессовестно используют в корыстных целях. Всех этих сомневающихся личностей хотелось раз и навсегда успокоить: «Товарищи, сегодня мы собрались здесь, чтобы прослушать важное сообщение. Дмитрий официально признался мне в своих чувствах. Все слышали? И Кошкины из 69-й квартиры? Отлично. Факт признаний запротоколирован и оформлен в нескольких экземплярах».
Но я промолчала. И даже не решилась брякнуть в ответ: «Я тоже». Потому что Димкино «люблю» было оказано настолько тихо, что не было никакой уверенности, не почудилось ли? В тот деликатный момент, сами понимаете, уточнять было как-то неловко. А поутру, когда «оне проснулись» и ураганом носились по квартире в поиске телефона, ключей от машины, ну не подставлять же подножку и пытать лежачего: «Стоп, дорогой. Давай-ка внесём ясность: ты вчера признавался в любви или мне послышалось?»
Потом была ещё пара столь же невнятных ночных «люблю». Помните, у Чехова есть рассказ «Шуточка», героиня которого вновь и вновь садилась в саночки, чтобы услышать сквозь шум и снежный вихрь заветные слова? Вот и я стала искать, нет, не санки. Секс. Димка только диву давался моему горячему темпераменту, но в «оргиях» участвовал не без удовольствия. А я всё слушала и слушала. Сказал или нет? Да или нет? Было — не было? Ни дать ни взять Гамлет в юбке. Этот вопрос стал для меня делом чести, самолюбия, счастья, жизни. Короче, самый главный на свете.
Спустя четыре месяца столь активной сексуальной жизни случился прорыв. Мы возвращались из гостей, пьяненький Димка мирно похрапывал в такси у меня на плече.
«Приехали», — сказал таксист. «Выходи за меня», — пробормотал Димка. Кому сказал? Мне или таксисту?
На этот раз сомнений, спрашивать — не спрашивать, у меня не было. В конце концов это вопрос чести, самолюбия, жизни… (дальше вы знаете). Утром я преградила страдальцу дорогу в ванную, куда тот двинулся в поисках аптечки и спасительного алказельцера. «Признавайся, звал меня вчера замуж?» Диме было очень плохо, но свадьба казалась ему ещё худшей из зол: «Солнышко, какой замуж? Я не готов к-таким переменам. По пьяни что не скажешь, -мямлил он. -Я, того, …пошутил».
Пошутил?! Как же я разозлилась, мне хотелось его придушить, хотя он и сам бы умер от абстинентного синдрома. Как же достали эти мужские шуточки! И Антон Палыча, и Димы. Нет, зря всё-таки девушки ждут инициативы от мужчин. Зря ждут слов любви, признаний, приглашений замуж, так и годы лучшие пройдут. Если захотят, у самих всё отлично получается. Надо только успокоиться, взять себя в руки, улыбнуться ослепительно и сказать ласково: «А вот я, Димочка, совсем не шучу. Или мы женимся, или расстаёмся». И всё. Пусть теперь спокойно пьёт свой алказельцер и думает.
Возможно, не каждая рискнёт, как я, пойти ва-банк. Вполне возможно, и не каждая хочет замуж. Но я рискнула. И я хотела. Любишь — женись. Иногда такая постановка вопроса жизненно необходима. Чтобы выяснить наконец, одинаковые ли у вас цели с этим человеком, по пути вам с ним или нет? Чтобы, в конце концов, не тратить время попусту и не кататься годами порожняком на саночках туда -обратно.
«Нет, не женимся», -сказал Дима так ясно и чётко, что и прислушиваться не пришлось. И добавил, что его всё устраивает, куда спешить и зачем. Давай1 оставим всё, как есть. «Разве нам плохо сейчас, Варя, дорогая? Не надо всё усложнять…» И прочее бла — бла — бла.
«И вообще, ты можешь ещё сто раз передумать по поводу замужества».
«А ты сможешь передумать? -спросила я. — Нет? Вот и я не смогу».
Думаю, мне стоит поискать человека, который хочет в жизни того же, что и я. На моём пути обязательно встретится мужчина, который не испугается маленького штампа в паспорте. В конце концов если эта «синяя клякса» сделает меня счастливой, почему бы ему и не рискнуть?

Добавить комментарий