Старые письма

«Мам, ты не помнишь, где мой учебник по химии?»
Я-то в отличие от своего 18-летнего сынули прекрасно помню. В тумбочке, в  книжном шкафу. «Мамочка, — начинает канючить <ТУТste.ru/wp-content/uploads/dd49.jpg">двухметровый отпрыск. — Поищи, пожалуйста, сама. А то я сейчас всё там переверну вверх дном, ты будешь нервничать, ругаться».
Столь трелетная забота о моих нервах вызвана исключительно патологической ленью Дениса. Ему не хочется запоминать, где лежат его носки, рубашки, джинсы и ключи, не говоря уже об учебниках. К тому же сейчас дитятко готовится к поступлению в медицинский, и считает это веским поводом для беззастенчивой эксплуатации окружающих. Младший брат безропотно приносит Дену чай, кофе, бутерброды и телефон, а я так и вообще превратилась в рабыню Изауру. Ничего-ничего, вот поступит, отыграюсь.
Бог ты мой, сколько же хлама накопилось в тумбочке. Квитанции столетней давности, старые открытки, исписанные тетради, порванные обложки. Давно пора навести порядок, который так боялся «нарушить» будущий светило медицины. Из самого дальнего угла тумбочки я выудила чем-то плотно набитый пакет. Вот это да! Старые письма… Оказывается, всё это время они бережно хранились, а я думала, выбросили давно. Медленно перебираю пожелтевшие конверты. В них, увы и ах, уже почти половина жизни. Это письмо я написала, когда на первом курсе поехала в стройотряд. Весёлое было время: песни под гитару у костра, дискотеки в местном клубе «Музыка н-а-а-ас связала», романы со старшекурсниками. Воспоминания «пахнут» яблоками, кисло-сладкими и сочными. В плодосовхозе, куда послали нас родина и институт, тот год выдался урожайным…
Из толстой пачки выпал конверт, на, котором фамилия адресата, то есть моя  девичья, написана крупными печатными буквами. На тоненьком листке, вырванном из школьной тетради, бегут мелкие неровные строки: «Милая Алёна! Не успела ты уехать, а я уже не нахожу себе места. Ты говорила, что за такое короткое время невозможно привязаться к человеку. Так вот, ты ошибалась…»
Алёна, как вы понимаете, — это я, но! кто автор письма и признаний? «М~да, мать, стареешь», — пробормотала я про себя. И тут меня как током ударило. Это! же Кирка! Кирюха, Кирилл. Мальчик, с которым у меня случилась первая любовь в то последнее школьное лето.
…В деревню «к тётке в глушь, в Саратов» мне ехать отчаянно не хотелось, все подружки остались в городе. Но на семейном совете твёрдо решили: «Ребёнку перед поступлением в вуз необходимо как следует отдохнуть». «Программа отдыха» включала в себя следующие пункты: дышать свежим, а не загазованным воздухом, питаться овощами и фруктами с грядки, а не всякой гадостью с нитратами, и литрами пить парное молоко, которое, кстати, я терпеть не могу. Спорить с предками было бесполезно, и уже следующим утром электричка везла меня на вольные хлеба к маменькиной сестре тёте Ане. Тётушка встретила меня с распростёртыми объятиями, не преминула отругать родителей за мою плохую кормёжку: «Дитё бледное и худющее, как веник» и заверила, что к концу лета превратит меня в настоящую красавицу, что звучало для меня, скорее, как угроза. Понятия о красоте у нас с тёткой были разные.
Дни лениво сменялись один другим, я спала до обеда, валялась с книжкой на пляже и отчаянно скучала. Все мои попытки помочь тётушке по хозяйству заканчивались ничем. Та в ответ махала руками: «Что ты, что ты! Тебе отдыхать надо, сил набираться».
Но однажды вялотекущий ход моей сельской пасторали был нарушен.
«Слышь, Алёнка»,-сверкая очами, тараторила моя деревенская подружка Галка, к соседям та-а-акой мальчик на каникулы приехал. Симпатичный, вылитый Дима Харатьян, и джинсы у него клёвые. Только чересчур задаётся».
И когда узнать успела.
«У него мотоцикл красный большой, — продолжала «сливать информацию» Галка-Штирлиц. — Но он никого на нём не катает».
«Так уж и никого?» — недоверчиво спросила я. Надо заметить, катание по деревне на мотоцикле — излюбленное местное развлечение. Деревенские Ромео никогда не отказывают дамам в прогулке верхом на железном коне, даже, наоборот, приглашают сами. Категорическое нежелание «Харатьяна» следует расценивать как прямое неуважение всему женскому роду в целом и мне в частности. Зазнайку проучить, причём незамедлительно.
Моя верная подружка Галка, мой «Санчо Панса» в юбке, вдруг наотрез отказалась участвовать в карательной акции, что разозлило меня окончательно. Вот ведь тип, ещё не знакомы, а уже из-за него с подружкой поссорилась.
У соседских ворот стоял большой красный мотоцикл. Светловолосый паренёк кгтпти. л^йствительно чем-то похожий ни актера Дмитрия Харатьям.. старательно полировал и без того сверкающие детали. «Для меня, как для любимой соседки, исключение сделаешь? Прокатишь?» — весьма нагло, без всяких там «здрасьте», «привет» поинтересовалась я.
«Сделаю», — вдруг с лёгкостью согласился парень.
Мы мчались на такой бешеной скорости, что, казалось, встречный ветер вот-вот снимет с меня скальп.
«Какая смешная ты была с растрёпанными волосами. И всё время причитала, что теперь их ни одна расчёска не возьмёт. Смешная и .. .красивая».
В общем, Кирилл оказался нормальным парнем. А «пассажиров на борт» не брал потому, что мотоцикл освоил не так давно. И лишь моя сверхнаглость заставила его отступить от правил.
Лето закончилось, мы разъехались и больше никогда с Кириллом не виделись. Но он мне писал. Писем было всего 12. Последнее я получила, когда училась на третьем курсе. «Ты меня не помнишь, а я всё никак не могу тебя забыть. Интересно, ты такая же капризная? Наверное, такая же…»
Почему его письма остались без ответа? У юности короткая память, яркие впечатления сменяются другими, ещё более яркими. Что, собственно, произошло и со мной. Закружилась-завертелась студенческая жизнь, завязались первые серьёзные отношения. Потом свадьба, рождение сына, работа, карьера, развод… В общем, всё, как у всех.
Изредка до меня доходили «деревенские новости». Подружка моя Галка вышла замуж и стала многодетной мамашей. У неё четверо (!) детей. Кирка окончил лётное. И летает где-то очень далеко в северном небе.
«Бывают встречи, которые оставляют в душе след надолго. Может быть, на всюжизнь…»
Определённо сын прав, когда в ответ на моё брюзжание по поводу неубранных постели и носков ухмыляется: «Да, мамочка, стареешь. Ворчишь как самая настоящая старушенция». Вот и сейчас, перебирая старые письма, вдруг поймала себя на мысли, как же мне хочется увидеть друзей «юности далёкой» — и Галку, и Кирку.
Неужто и впрямь старость подкралась незаметно, ведь она спутница ностальгии? Да что за бред, мне только 39. Или уже?
И всё-таки страсть как хочется спросить у Кирки, пусть и спустя 20 с лишним лет, «на всю жизнь» наша встреча след оставила или как? Между прочим
я женщина свободная, может, и у него в графе «семейное положение» записано «холост». Хотя вряд ли. Кирка с юности пользовался успехом у слабого пола, м перь, небось, бравый полковник с сединой в усах и мадам полковницей.
Человек, придумавший мобильную связь, заслуживает Нобелевской премии. Жму на кнопочки, звоню Галке.
— Привет, подруга!
— Алёнка, ты? — удивлению и радости Галки нет предела.
— Сколько же мы с тобой не виделись? Лет 20?
-Ты всё такая же худенькая? И волосы длинные?
— Нет, отрезала. У меня теперь каре и двое сыновей.
Вопросы и ответы сыплются невпопад.
— Как же хорошо, что ты позвонила!
— Послушай, Галка. Ты случайно не знаешь, как там Кирка? Я тут недавно письма перебирала, такая ностальгия накатила…
— Кирка? -даже за сотни километров слышу, как изменился голос подружки.
— Hу что молчишь? Небось, уже при больших погонах? Я всегда говорила: быть ему генералом.
— Кирилл погиб. Десять лет назад.
— Как погиб? Почему погиб? Ты в своём уме, Галка? Галка, не молчи!..
Он возвращался домой после дежурства. На пути оказалась подвыпившая компания, какой-то урод приставал к девушке. Та кричала, звала на помощь. Конечно, он не мог пройти мимо, потому что был настоящим мужчиной, настоящим офицером. Потому что и в 17 он не мог не заступиться за девушку. Тогда всё закончилось разбитой губой и подбитым глазом. Мы возвращались домой победителями, «отвоёванная» Галка, которую один чересчур ретивый и наглый ухажёр хотел затащить для «разговора наедине» в кусты, причитала: «Кира, тебе не больно?», а «герой дня» утирал с губы кровь и шутил: «До свадьбы заживёт».
В этот раз подонок вытащил нож. Врачи боролись за жизнь Кирилла до последнего. Верили, что молодой крепкий организм выдержит, и он выкарабкается. Но чуда не произошло…
P. S. Прости меня, Кирка. Сама не знаю за что, но прости…

Добавить комментарий