Деревенская свадьба

Эта осень была невероятно богата на свадьбы. Жители города словно посходили с ума, выполняя спущенный свыше план по бракосочетаниям, и приглашения сыпались мне буквально со всех сторон.
Вот и в этот погожий и необычайно теплый для октября день я <ТУТste.ru/wp-content/uploads/image00787.jpg">вместе со своими подругами Нютой и Анджелой была приглашена на свадьбу двоюродного брата моей третьей подруги — Натальи.
Добродушный Павел был всем нам прекрасно знаком. Будучи единственным неженатым мужчиной в нашем окружении, он безропотно выступал по очереди в роли тягловой силы, грузчика, электрика, сантехника, и поначалу Наталья была одержима желанием женить его на одной из нас. Но как-то так случилось, что этот сильный, немногословный холостяк сразу стал для всех практически родственником, и как потенциальный жених не рассматривался. Мы тоже пытались помочь решить его судьбу, приглашая к себе девушек из приличных семей, но все шло по одному и тому же накатанному сценарию: девушки мгновенно проникались к Павлу горячей родственной любовью, становились друзьями и ни о какой женитьбе речь уже просто не могла идти. И вот чудо свершилось! Он все-таки нашел свою суженую, и всем нам не терпелось как можно скорее увидеть из-браниииу его сердца.
Поскольку невеста была родом из села, мы с подругами намеревались основательно повеселиться на широкой деревенской свадьбе. Но то, что случилось позже, превзошло наши самые смелые ожидания! Уже сам транспорт, в который уселась часть гостей, выйдя из Дворца бракосочетаний, поверг наш квартет в веселое недоумение: два, огромных военных вездехода, украшенные снаружи лентами, воздушными шарами и устланные внутри ковриками, важно следовали за белым свадебным лимузином и целой колонной легковых машин.
Усаживаясь в новенькую Нютину мазду, мы, посмеиваясь, наперебой высказывали самые невероятные предположения ло этому поводу, но как же далеки они были от действительности!
Сразу за городом начинались солончаки, а две недели не прекращающихся до сегодняшнего дня осенних дождей превратили грунтовые дороги в непролазные болота.
Поэтому, оставив весь свой личный транспорт на стоянке у выезда из города, новобрачные покинули лимузин и вместе с гостями погрузились в вездеходы. Шумно горланя, праздничная толпа рассредоточилась по свободным местам и под громкие возгласы и бравую музыку с шумом и гамом помчалась по бездорожью праздновать создание новой ячейки общества.
Воздушные шары весело мотылялись в воздухе, ленты развевались на ветру, фары мигали, клаксоны заливались, пугая населяющую солончаки живность и создавая полное впечатление нереальности происходящего.
Придавленные каким-то мощным родственником со стороны невесты, Наталья с Анджелой только тихо попискивали, кидая на нас жалобные взоры, потому что суматошный дядька, крепко обхватив подруг за плечи, бойко выводил что-то про веселую свадьбу, которая пела и плясала, и требовал, чтобы девушки ему подпевали.
Нюта хохотала так, что у нее началась икота и на глазах выступили слезы. Сидевший рядом добродушный толстяк средних лет, как выяснилось потом, дядя невесты, поднялся с места, чтобы подать даме воды.
В этот момент вездеход резко крутануло вправо и повело ло жидкой грязи. Широко раскинув руки, мужчина птичкой пролетел вперед и со сдавленным стоном ткнулся лицом прямо в огромный свадебный торт домашней выпечки, аккуратно пристроенный на сиденье.
Когда бедняга, чертыхаясь и отплевываясь, смог наконец встать на ноги, раздался всеобщий громовой хохот: перемазанное взбитыми сливками лицо стало походить на физиономию новогоднего снеговика.
Нюта от смеха аж застонала, а я, мгновенно переместившись к ней и крепко ткнув кулаком и мягкий бок, угрожающе прошипела, сама едва сдерживая смех:
— Прекрати ржать, всех гостей распугаешь!
И правда, несколько бабулек в цветастых праздничных платочках уже неодобрительно покачивали головами, искоса поглядывая на Нюту.
Кинув на них беглый взгляд, не на шутку развеселившаяся подруга громко сглотнула и замолчала, уткнувшись раскрасневшимся отсмеха лицом в мое плечо.
Молодых встретила мать невесты, женщина лет шестидесяти с добрым открытым лицом и огромным золотистым караваем хлеба в руках. Заставив молодоженов одновременно откусить от этого шедевра хлебопекарного производства, она громко, с нескрываемым восторгом объявила вслух, что, как и положено, хозяином в молодой семье будет муж. А потом, трижды целуя его по русскому обычаю, громогласно запричитала:
— Ой, та спасибо тоби, Павлик, шо ты мою Светку размонашил! А то ведь я уж боялась, что так и помру, внуков не дождавшись! Спасибо, родной! Всю жизнь за твое здравие молиться буду!
Ничего не поняв из ее слов, мы недоуменно переглянулись, а Наталья, округли в глаза, только пожала плечами.
Деревенская свадьба поразила меня ло глубины души. Никогда раньше я не видела такого потрясающего театрализованного действа и следила за всем происходящим, раскрыв рот и отчаянно хлопая в ладоши.
Ничего общего с новоявленными сценариями и постановками проведения современных свадебных торжеств даже не просматривалось.
Не было режиссера-постановщика и тамады. Не было распорядителей и актеров. Все ло одного участника этого свадебного застолья знали свое место и время для выхода. Сегодня на моих глазах воссоздавались веками хранимые деревенские традиции, впитанные с молоком матери, сегодня здесь плясала и пела загадочная русская душа в томительном ожидании счастья.
Мы старались соответствовать «структуре момента» и, даже попадая иногда впросак по причине незнания народных традиций, ничуть не унывали: «группа поддержки» из веселых селян помогала нам с честью выйти из любой ситуации.
Ближе к вечеру, без сил плюхнувшись на стул после очередной пляски, Нюта выдохнула:
— Все! Не могу больше! Нет никаких сил! Это ж какое лошадиное здоровье надо иметь, чтобы в таком почтенном возрасте так скакать!
И она мотнула головой в сторону веселых старушек, ведущих свадебный хоровод и облачившихся по этому поводу в русские народные костюмы, извлеченные, вероятно, еше из прабабушкиых сундуков — слишком уж хороши были их поневы в яркую клетку и навершники, чтобы быть современной стилизацией. С девичьим азартом бабульки выпевали частушки, бойко притопывая ногами, обутыми в расписные чоботы.
— Точно! — согласилась Анджела, вытирая лоб платочком, а Наталья, вдруг вытянув вперед руку, озадаченно произнесла:
— А это еще зачем? Посмотрев в направлении ее указуюшего перста, мы увидели, как из незаметно подъехавшего трактора с прицепом, в котором обычно перевозят сено, выскочили два добрых молодца, облаченных в парадные костюмы-тройки и белые сорочки с галстуками. С деловым видом они открыли один борт прицепа и сноровисто спустили оттуда на землю две широченные доски, закрепив их верхнюю часть на дне тележки.
— Бочки, что ли, собрались загружать? — недоуменно спросила Нюта, в силу специфики своей работы хорошо знакомая с любым способом транспортировки груза. Но проходившая в это время мимо нас старушка-затейница, весело хихикнув, пояснила:
— И-их, милая! Какие там бочки! Упившихся мужиков ввечеру туда закатывать будем да по домам развозить! Сами-от они не в состоянии дойти будут!
И шустро семеня ножками, побежала дальше.
Мы переглянулись и дружно грохнули. А Нюта еле выговорила сквозь смех:
— Ой, не могу! Вот это сервис! Грузите мужиков бочками! — и снова громко расхохоталась, представив эту картину.
Отсмеявшись, мы решили, что на сегодня с нас впечатлений более чем достаточно, и засобирались домой.
Уже прощаясь с женихом перед отъездом, любопытная Наталья все-таки не выдержала и на правах родственницы бесцеремонно поинтересовалась у своего кузена:
— Давай, Павлуша, колись, как это ты свою невесту размонашил!
Павел смущенно улыбнулся, но поведал нам необычную историю своей любви.
С детства Света была доброй девочкой. Она любила животных и частенько притаскивала домой то выпавшего из гнезда птенца, то бездомного котенка. Поскольку за своими питомцами девочка ухаживала сама, да еще всегда охотно помогала по хозяйству матери, воспитывающей в одиночку двоих детей, та против присутствия в доме животных не возражала.
Старший брат Светы после службы в армии домой не вернулся, женившись на местной девушке, и мать с дочерью жили вдвоем.
Девочка взрослела, но характер у нее не менялся. Все так же выхаживала она своих питомцев, поила молоком приползающих ужей, вызывая тем самым смех окружающих.
Не находя ни в ком понимания, Светлана потихоньку стала сторониться подруг, а потом и вовсе замкнулась в себе. И напрасно пыталась мать отправить свою шестнадцатилетнюю дочь на танцы в сельский клуб, чудом сохранившийся в их деревне — та предпочитала проводить время в одиночестве, читая книги.
Окончив с отличием медицинское училище в райцентре, девушка вернулась домой, несмотря на бурный протест матери, мечтавшей выдать дочку замуж и нянчить внуков. А какие женихи в вымирающей деревне?
Когда Свете исполнилось двадцать восемь, она затосковала. Совсем одна — ни друзей, ни любимого, да еще мать постоянно пытается направить ее на истинный путь. Устав от одиночества, девушка стала часто посещать церковь в соседнем селе и вскоре вообще решила уйти в монастырь.
Собрав необходимые вещи, она сообщила о своем решении матери и, невзирая на ее слезы, отправилась в дорогу. Женский монастырь, куда она держала путь, находился в ста пятидесяти километрах от деревни. Преодолев треть пути, Света оказалась на железнодорожном вокзале. Отвыкнув от городского шума и суеты за десять лет безвыездной жизни в родной глухомани, она вдруг растерялась, а привокзальный воришка воспользовался ее замешательством: мигом обчистил ее карманы и стащил сумку с вещами и продуктами.
Оставшись без копейки денег, не зная, к кому обратиться за помощью, Света присела на скамейку и горько заплакала.
Вид одинокой плачущей девушки привлек внимание возвращающегося с рыбалки Павла. Когда он увидел сотрясающуюся в рыданиях хрупкую светловолосую девчонку, его словно что-то кольнуло в самое сердце. Подойдя ближе, он осторожно
тронул ее за плечо и спросил, что случилось. Глядя сквозь слезы на сочувственно взирающего на нее добродушного здоровяка, Света неожиданно для самой себя рассказала ему историю всей своей незадавшейся жизни.
Павел внимательно слушал ее и чувствовал, как в его груди растет щемящее чувство, мешающее дышать. Ему вдруг страшно захотелось обнять девушку, закрыть и защитить от всех опасностей мира. Это было так странно, что он растерялся.
Дав выговориться Светлане до конца, Павел протянул ей носовой платок и, кашлянув, сказал:
— Вам не кажется, что сам Бог против того, чтобы вы становились монашкой? Ведь вы решили уйти в монастырь не по зову сердца, не по призванию, а просто от безысходности. И сейчас он дает вам время переосмыслить свою жизнь и возможность попробовать начать все сначала!
Девушка снова подняла на него свои огромные глаза, а ее робкая улыбка сквозь непросохшие слезы окончательно перевернула его жизнь.
Павел влюбился с первого взгляда основательно и бесповоротно. Через два месяца они поженились.
— Вот ведь как бывает! — задумчиво проговорила Наталья, когда брат вернулся к гостям. — Я-то думала, что братец мой просто закоренелый холостяк, а он, выходит, ждал свою суженую! И дождался!
Поднимаясь в поджидающий нас вездеход, я подумала о том, что жизнь всегда дает нам то, что необходимо. Просто нужно дождаться!

Добавить комментарий