Анапластическая астроцитома

Почему я оказалась в коме — непонятно. Иногда я чувствовала, что со мной происходит что-то не то. Словно иду и в тот же момент существую отдельно от своего тела. Думала, переутомление. Даже <ТУТste.ru/wp-content/uploads/1108922013-a6b8b259f6158.jpg">легла в клинику неврозов. Но, к сожалению, это было не переутомление…
Я живу одна в двухкомнатной квартире. Моя знакомая попросила пустить пожить ко мне свою приятельницу. Я согласилась. Это женщина работала на складе, продавала халаты женские оптом. Поэтому ее очень часто не бывало дома, а если возвращалась, то очень поздно. В тот день, когда я прилегла да так и не встала, дома никого не было. Моя гостья вернулась только через два дня, а я все спала. Такое поведение показалось ей немного странным. Но все же она не стала меня тревожить, и в результате я пролежала трое суток. Когда позвонила моя подруга, она ей ответили, что я третьи сутки сплю. Она потребовала срочно вызвать «Скорую». Кое-как меня вынесли (я ничего это¬го, разумеется, не помню) и отвезли в больницу.
Спустя время я пришла в себя. Лечащий врач посмотрел мой снимок МРТ и сказал, что нет смысла оперировать, жить мне осталось не больше месяца. Диагноз: «анапластическая астроцитома (опухоль) левой лобной части».
Я этого не знала. Все это слушали мой отец и бывший муж Петр. У отца после таких «ободряющих» слов руки опустились, Петя же проявил характер и всю организацию выхода из моей полурастительной жизни (дело в том, что после комы я оказалась парализована ниже пояса) взял на себя.
Показал снимок в ГУ НИИ нейрохирургии им. Бурденко. Профессор Александр Александрович Потапов, который возглавляет нейрохирургическое отделение, сказал, что случай интересный, и согласился прооперировать меня.
Второй раз я родилась 6 февраля 2007 года. Операция длилась пять часов. Выход из нее был долгим и выматывающим. Мне многому предстояло научиться: держать ложку, вставать, ходить. Вновь играть на фортепиано я не научилась до сих пор.
Я похудела на 15 килограммов. Не могла сидеть и стоять. Как вспомню все эти уроки хождения, становится не по себе. Огромное спасибо моему отцу, который терпеливо обувал и выводил меня гулять дважды в день. И все-таки я не отчаялась. Я боролась.
Прошел год. По профессии я журналист и могу работать дома. Сойчас я много пишу в разные издания, а затем планирую найти постоянное место. А пока учу английский.
Благодаря тому, что со мной произошло, я поняла, что есть много людей, которые очень хорошо ко мне относятся. Меня постоянно навещали и в больнице, и дома, поддерживали всеми способами, в том числе и деньгами. Конечно, главный удар приняли мои родители и семья младшей сестры.
И я по-настоящему счастлива, осознавая, что такие люди у меня есть!

Добавить комментарий