Мечта

У каждого из нас есть мечта. Нет, даже не так… МЕЧТА с большой буквы. В высоком поэтическом смысле этого слова. Мечта, которая идёт с нами по жизни, заставляет ставить великие цели и добиваться <ТУТste.ru/wp-content/uploads/kartinka19.jpg">их… С возрастом она может меняться, переходить из одного состояния в другое. Вот я, к примеру, с младых ногтей страсть как мечтала стать продавщицей мороженого или на худой конец артисткой, или космонавтом (космонавткой?) Сегодня мои грёзы куда прозаичнее. Не моргнув глазом, покорению Вселенной и тридцати трём порциям эскимо я предпочла бы те дивные сапожки из тончайшей замши цвета беж, которые недавно увидела на витрине модного магазина. Но, к глубочайшему сожалению, их покупка пробьёт в моём достаточно скромном бюджете нескромную брешь, а «волшебника в голубом вертолёте», который вдруг прилетит и «бесплатно подарит», на горизонте не наблюдается. Но, впрочем, сегодня речь не о моей мечте…
Данька мечтал о машине лет с 12. О настоящем железном коне -блестящем, мощном, под капотом которого притаилась не одна лошадиная сила. Видно взяли верх отцовские гены: тот начинал свою карьеру с должности автомеханика и вырос аж до владельца салона престижных марок авто. Примерно в то же время выяснилось, что папа Даньки любит не только красивые машины… В общем, родители развелись, когда ему было 8. Но этого оказалось достаточно, чтобы мальчишка «заболел» автоманией. Он помнил, как вкусно пахнет кожей салон дорогого автомобиля, как уютно мурлычет отлаженный, как часики, мотор и как сладко замирает где-то в животе, когда стрелка спидометра ползёт за 100. С нетерпением Данька ждал, когда же ему наконец исполнится 18 — тогда можно будет устроиться на работу, и его мечта станет чуточку ближе. Мама Даньки бесконечные разговоры сына о покупке машины поначалу слушала в пол-уха и не воспринимала всерьёз. «Ну какая машина, Данька? О чём ты? Мы ремонт в квартире четвёртый год не можем закончить, — в сотый или тысячный раз повторяла она сыну. — Ты прекрасно знаешь, сколько я зарабатываю, твоя «мечта» нам просто не по карману».
Время летит быстро. Двенадцать… Пятнадцать… Девятнадцать… Из
смешного лопоухого подростка Данька вымахал в симпатичного блондина без малого под два метра, поступил в институт и ездил на лекции в отличие от большинства своих сокурсников на маршрутке. Глядя на припаркованные иномарки, послушно замершие на стоянке в ожидании хозяев и хозяек, грызущих гранит науки, Данька тихонько вздыхал: его мечта по-прежнему оставалась мечтой и никак не желала переходить из разряда прекрасных грёз в не менее прекрасную явь. Нельзя сказать, что он не старался. Только вот ведь незадача — куда бы Данька ни устраивался в погоне за «длинным рублём», везде терпел фиаско. То робу мастера нечаянно в жидкий цемент уронит («Чёрт его знает, чем она боссу так дорога была», — с недоумением разводил руками Данька), и тот вежливо, но убедительно попросит Даньку больше никогда не попадаться ему на глаза. (Сами понимаете, из соображений цензуры прямая речь мастера не может быть приведена полностью). То пассатижами ногу прибьёт, и добро бы только себе, а то ведь и прорабу. Словом, нигде наш работяга долго не задерживался. «Бросил бы ты эту затею, — в сердцах говорила мать Даньке. -Шут с ней, с машиной этой дурацкой». Но сын на провокации не поддавался и ввязывался во всё новые и новые авантюры. И материнское сердце дрогнуло: ну должен же кто-то помочь человеку исполнить его заветную мечту, а то ведь не ровен час ещё кого покалечит. И «заначку», что на летний отдых (сто лет в отпуске не была) и на торжественное завершение пятилетнего ремонта откладывала, «Шумахеру» отдала. Сумма, конечно, была не столь огромна, чтобы тут же мчаться в дорогой салон и вернуться оттуда с душкой «ламборджини» или красавцем «бентли», перевязанными ленточкой, но на подержанное изделие отечественного автопрома в самый раз.
Впервые увидев рычащего, кашляющего, окутанного клубами едкого чёрного дыме «монстра», который когда-то носил гордое звание автомобиля «Жигули» седьмой модели, мама Даньки тихонько ойкнула и прошептала: «Может, лучше пристрелить, чтоб не мучился? Во имя гуманизма и человеколюбия?», на что Данька бодро ответил: «Погоди, мам, я из него такую конфетку сделаю».
Надо отметить, до этого самого дня «X» отношения Даньки и мамы как-то разладились: то ей некогда слушать, то ему не о чем говорить. Так бывает, когда дети становятся взрослыми. Но реанимация на ладан дышащей «семёрки» их сплотила, сделала единомышленниками. Теперь мама с интересом выслушивала лекции сына о переваренном кузове, новом аккумуляторе и перебранном двигателе. Искренне переживала о лопнувшем тросике, вытекшем машинном масле и негодной прокладке. Словно заговорщики, они собирались по вечерам на кухне и гадали, сколько же ещё крови выпьет из них эта шайтан-арба, прежде чем наконец поедет. И не напрасно ли была принесена в жертву «заначка»…
В эти минуты мама смотрела на перемазанное мазутом чумазое и такое счастливое лицо Даньки и думала, что даже если этот «пылесос» навечно, вроде крейсера «Авроры», останется на приколе, всё равно дело того стоило. Горящие, как фары, глаза Даньки тому подтверждение. А ремонт… Да чёрт с ним, с ремонтом. Ждал пятилетку и ещё подождёт.
каждого из нас есть мечта. У маленького и взрослого. Романтика и прагматика. Короля и уборщицы. Умного и не совсем. И у каждого из У нас обязательно должен быть рядом кто-то, кто поможет эту мечту осуществить. Волшебник в голубом вертолёте, добрая фея — крёстная, мама или папа, подруга, друг… На самом деле этот круг велик. И вот ещё что. Делая людей счастливыми, ты сам становишься счастливее. Правда, правда.
А сейчас, извините, тороплюсь. Данька уже минут десять сигналит под окном. Звук у этой «красотки» пугающе-пронзителен, так и хочется с вещами спрятаться в бомбоубежище. Конечно, она поехала, да ещё как резво. Зря, что ли, Данька с ней столько возился. Думаю, к закрытию магазина успеем. А то я сапожки отложила. Те самые. Цвета беж…

Добавить комментарий